Лазертаг в Рязани
Войти
Зарегистрироваться
Регистрация откроет новые горизонты
  1. Каталог
  2. Афиша
  3. Новости
  4. Статьи
  5. Бизнес
  6. Фото
  7. Лазертаг
  8. Форум
  9. Скидки
  10. Блог
воскресенье, вечер4..6 °С
понедельник, ночь2..4 °С
понедельник, утро4..6 °С
понедельник, день7..9 °С
22 сентября, воскресенье4..6 °С

Премьера в Театре драмы: «Машенька» Владимира Набокова

Режиссер Сергей Виноградов хорошо знаком рязанскому зрителю («Алхимия любви», «Сладкоголосая птица юности», «Моя любимая обезьянка»). С некоторых пор он сменил статус гостя на положение полноправного творческого хозяина. «Машенька» — первая его работа в качестве главного режиссера Рязанского театра драмы.

1925-й год. Берлин. Лев Ганин (Роман Горбачев) живет в пансионе, комнаты которого хозяйка сдает русским эмигрантам. Случайно он узнает, что к соседу Алферову (Александр Зайцев) через неделю приезжает жена Машенька (Светлана Воронцова). Ганин понимает, что скоро встретится со своей первой любовью и незамедлительно погружается в мир грез и воспоминаний.



«Машенька» — первый роман Набокова, проба пера и показательный дебют одновременно. Сама по себе эта история будет возвращаться к нему вновь и вновь, в воспоминаниях и стихах. В романе заданы основные координаты его будущего художественного мира. Поэтичный, стильный, чувственный текст, многослойный и сложный, зрителю поначалу преподносят как простую, бытовую, бесхитростную историю с удачными шутками и узнаваемыми характерами. При желании можно с удовольствием смотреть только на это. Однако со временем повествование усложняется, текст «умножается» многочисленными цитатами, герои окружают друг друга и «отражают», как зеркала, а явь и быт все больше уступают место грезам, где существование героев решено пластически-затейливо.



Текст инсценировки создан самим Виноградовым «по мотивам русской прозы» Набокова. Отчетливо слышны рассказ «Лик», роман «Дар», многочисленные набоковские стихи и пронзительное «Письмо в Россию». Как тут не вспомнить расхожее выражение о том, что любой автор всю жизнь пишет один и тот же текст. «Многословие» это, однако, нисколько не влияет на внешний сюжет. Обитателей пансиона терзают все виды жизненной лихорадки (от любви до бюрократии), Ганин мечется, Машенька едет. Стук колес, обязательный в каждой главе романа, регулярно будет повторяться и в спектакле. Разница между пансионом и вокзалом минимальна, а скорбь героев об утраченных возможностях и ушедших поездах – буквальна. Скорбят деятельно: любовные томления, здоровое питание, балетные па, паспорта, шахматы, и, куда же без них, разговоры про «загогулину» — Россию. Любовь или ненависть к Родине, однако, от географии зависят опосредованно. Из пансионных разговоров очень быстро выясняется, что спектакль не столько про заграницу, сколько про границы вообще, человеческое одиночество в частности и про силу, которой неведомы никакие преграды в принципе — силу воображения.

Умножается в спектакле не только текст. Ирония постепенно уступает место настоящему фарсу, а метафоры растут и усложняются. Острота про гимназические «карандаши» внезапно перекликается с признанием героя про любимы белый (...он у меня потом разошелся всласть. Именно потому, что рисовал невидимое. Можно было массу вообразить. Вообще – неограниченные возможности), Машенька обзаводится «хореографическим» эхом в лице Клары (Марина Мясникова), и гипотетическим двойником (Марианна Шергина) в мечтах Ганина, а поэтическое сравнение пансионных соседей со скоморохами получает и вовсе вполне реальное воплощение. Все это зыбко, обманчиво, увлекательно и, в общем-то, ненавязчиво. Зритель вправе сам выбирать глубину своего погружения в текст.



«Можно к вам?» — спрашивает Ганин Алферова, стоя на пороге-скамейке. Таким образом, чтобы войти в комнату соседа, ему необходимо последовательно двигаться «через» и «вниз»: перешагнуть (через спинку скамьи или через себя?) и опуститься (на уровень ниже или до уровня другого человека?). Большинство границ в принципе непреодолимы. Обитатели пансиона, сами того не желая, истязают друг друга всеми возможными способами от физических до метафизических. Им, мягко говоря, несладко, зато зрителю нескучно и даже весело. Легкости, с которой звучит «бытовая часть» постановки, можно позавидовать, а героям — посочувствовать. «За что меня травила эта жизнь?» — цитирует Алферов рассказ «Лик». Видимо, по инерции, по некоему закону природы, обременительному и беспощадному. Символична в этом свете история поэта Подтягина (Анатолий Конопицкий). Его паспорт — почти гоголевская шинель, а Париж в пространстве этого спектакля так же эфемерен, как крылатое французское «единство, равенство и братство». Разделяет все: пол, возраст, внешность, образование, род занятий, язык, политика, увлечения, чувства и даже мечты, особенно они. Всякое взаимодействие — мучительно, смешно и бесперспективно. Внутренний мир — зона абсолютного комфорта. Чем он богаче, тем шире полоса отчуждения вокруг человека. «Просто очень удобно жил в самом себе и ждал», — роняет Ганин, прирожденный «сам-по-себе». Подтягин вторит: «Поэзией охолостил жизнь». Но всякая грусть и жалость по отношению к мечтателям бессмысленна. Ганин, подобно «богу, воссоздающий погибший мир» силой воображения, с одной стороны действительно усугубляет свое одиночество, с другой — освобождается и от гнета реальности, и от груза воспоминаний, чтобы в какой-то момент вернуться в жизнь обновленным и счастливым человеком.

Однако до светлого и радостного финала еще нужно дожить. Спектакль долгий, многофигурный, и трудности зрителю может создать даже чисто физические. «Уставший, голодный и злой» человек вряд ли будет в состоянии насладиться происходящим. Остальным скучать не придется. Набоков о героях пишет порой так едко, что полюбить их нет почти никакой возможности. Виноградов, напротив, создает спектакль, где в принципе отсутствует объект для зрительской «нелюбви». Каждый герой заслуживает сопереживания, что само по себе уже приятно и вполне соответствует обещанию режиссера развеять миф о «холодности» Набокова. Насколько удалось пошатнуть другой — об «элитарности» писателя — покажет время. «Сложносочиненные» постановки нуждаются в определенном сценическом «стаже», чтобы прозвучать в полный голос.











Комментарии (11):

5
Подписаться
Последний комментарий к этой статье оставлен более 6 месяцев назад
vredin@   25 ноября ’13   #
Как здорово! Надеюсь, спектакль будет соответствовать данному ему описанию! Ну вот и определилась с планами на ближайшие свободные дни )) Спасибо!
Dominus   25 ноября ’13   #
Ни один спектакль режиссера Виноградова из двух, которые я пытался посмотреть, я не смог высидеть до конца..Скучные постановки в исполнении местных актеров. У режиссера, на мой взгляд, нет чувства динамизма, какого-то драйва. При настоящем темпе и качестве жизни нет желания и возможности два часа смотреть на томные кривляния в посредственном исполнении. Как и третий раз пытаться увидеть что-то трогающее.
Москвитянин   25 ноября ’13   #
Только что отложила набоковскую книжку, было бы интересно посмотреть, как ее прочитали Виноградов и актеры.
Михаил Ванишев   25 ноября ’13   #
Dominus,

я не смог высидеть до конца

уснул на Машеньке ))) не театрал я ни капли )))
Сергей Р.   26 ноября ’13   #
Есть существенный отличия в спектакле от книги, подмеченные Анастасией — сглажены углы характеров героев — им всем сочувствуешь по доброму. Может это и к лучшему, уж на что не люблю Набокова — спектаклю понравился
Валентин   26 ноября ’13   #
Dominus.
Это ваша проблема что вы не смогли не один из спектаклей высидеть до конца. А мне лично он понравился.
артем   28 ноября ’13   #
Уважаемый театр Драмы, когда же наконец вам сделают удобные кресла, как в театре Кукол например, это ж позор городу, не составу театра, конечно! Все спектакли смотреть из за этого просто невыносимо до конца! А «Машенька» понравилась, единственное затянули, минут на 30 можно уменьшить,хотя, возможно, в этом виноваты кресла)))
Сергей   3 декабря ’13   #
Безумно скучная постановка. Не понимаю почему Виноградова выбрали главным режиссером театра, все его постановки скучны и затянуты.
Наташа Рижская   4 декабря ’13   #
А мне кажется, это здорово, что можно прочитать такой отзыв. Спасибо. Иначе желания посмотреть не возникло бы. Набоков и сам своеобразно относился к «Машеньке», все-таки раннее произведение...Поэтому здорово, если сохранена та особенная атмосфера, которой наполнена книга. Ведь по сути самое главное в «Машеньке» и есть атмосфера...
Акварелька   1 марта ’14   #
Спектакль понравился, даже очень.Поэтично и по-набоковски. А кресла в драмтеатре действительно чудовищные..
Галина   27 марта ’14   #
Посмотрела спектакль в День работника культуры — нам преподнесли его в качестве подарка. Блестящая постановка. Сложный, глубокий психологизм. Вначале смотреть тяжело, но постепенно кажущиеся бессмысленными мазки начинают складываться в сложную, захватывающую картину, заставляющую переживать до мурашек по коже. Просто потрясающий финал. Спектакль для тех, кто готов думать, переживать. Низкий поклон артистам. Режиссура выше всяких похвал!
© 2007—2019, REST-PORTAL.RUmail@rest-portal.ruОбратная связьРеклама на сайте
Использование материалов сайта REST-PORTAL.RU разрешено только со ссылкой на источник.
Все права на изображения и тексты в разделах сайта принадлежат их авторам.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет.
Пользовательское соглашение

Создание и поддержка сайта — Pbcdesign.ru